Тяжелое наследие БАМа

 
Пожар в Северомуйске, как и несколько других техногенных катастроф последнего времени на Севере Бурятии, показывают ухудшающуюся из года в год обстановку. Бурятский участок БАМа трещит по швам. Инфраструктура разрушается на глазах, зимой замерзают поселки, круглогодично горят дома, а власть на местах, оперируя голым бюджетом, уже давно не справляется сама. В минувшие выходные чуть не выгорел Северомуйск. И как ни странно, этот пожар может стать спасением, на местных жителей наконец - то обратили внимание. Глава Бурятии распорядился выделить по 10 тысяч компенсации и  100 тысяч из резервного фонда ЧС каждому, кто потерял кров, а московское начальство МЧС обещало выстроить сгоревший микрорайон заново.

 

Важно понимать, что это не последняя подобная катастрофа. Наследие, которое оставил БАМ республике, выработало все мыслимые и немыслимые сроки годности. Поселок Северомуйск, как и многие бамовские поселения, задумывался под определенную задачу - инфраструктурное обеспечение строительства легендарного Северомуйского тоннеля - символа мужества, силы и упорства жителей всей страны.  Вообще таких поселков было три: Северомуйск, Тоннельный и Разлив, все они считались временными, то есть нужны были ровно до конца стройки. Тоннель в тяжелейших условиях строили почти три десятка лет, заканчивали уже при новой власти, в новом государстве. За это время во «временных» поселках уже успели подрасти внуки первых строителей.

В начале двухтысячных денег в стране было мало, федеральная программа по переселению из ветхого и аварийного жилья только- только начала действовать, но Разлив и Тоннельный все - таки ликвидировали, переселив жителей кого куда. Северомуйск же, как самый крупный поселок возле тоннеля, решили оставить, несмотря на то, что  большая часть поселка уже тогда была не пригодня для нормальной жизни. Эту часть называют «старым Северомуйском». Он и выгорел почти полностью 3 июня. И как - будто только сейчас страна узнала о существовании Северомуйска и его проблем.

А ведь проблемы Севера Бурятии начали появляться в СМИ еще в 90-х. Не прекращались забастовки,  рабочие БАМа, коммунальщики выходили на голодовки. Сперва потому, что было элементарно нечего есть, потом, когда в стране стало относительно сытно, встал вопрос о переселении. Многие, кто молодыми ехал строить БАМ, думали, что через 30 лет будут жить в новом светлом мире. На это никто не жалел сил и своей молодости. Каково же было узнать, что все труды обернулись крахом, а БАМ превратился в мир развалюх и щитовых бараков, уехать из которых уже невозможно. 

Всевозможным программам переселения из аварийного жилья и районов, приравненных к северу уже больше 15 лет. Кто - то смог ими воспользоваться и уехать хотя бы в Таксимо, Северобайкальск или Улан-Удэ.  Чтобы было понятно, это очень небольшие деньги, купить на них нечто альтернативное на «большой земле» невозможно, поэтому людям приходилось доплачивать, чтобы купить что - то более менее достойное. Но большинство бамовцев осталось жить в бараках в ожидании «светлого будущего».  А на то, что оно все - таки наступит, с каждым годом все меньше и меньше надежд.  Без кардинальной программы развития, без федерального финансирования БАМ обречен. И поселок Северомуйск самый яркий тому пример. 

Сегодня жители Северомуйска получили уникальную возможность поставить вопрос о своем дальнейшем существовании ребром. Не прошло и нескольких дней, как люди начали требовать, пока только с республиканских властей, новое жилье взамен старого вне очереди. Они понимают, что  сейчас, пока внимание федералов приковано к ситуации, у них есть шанс. Которого не было, например, у погорельцев из Таксимо. Напомним, что в начале года в Таксимо сгорел многоквартирный дом, без крова осталось 30 человек, включая малолетних детей и инвалидов (ненамного меньше, чем в Северомуйске, где пострадало 43 человека). Обязательную компенсацию  по 10 тысяч рублей жильцы получили только спустя 4 месяца. О 100 тысячах, которые сегодня выделяются погорельцам из Северомуйска, они не могли и мечтать, так как тот пожар не был признан ЧС. Многие из таксимовцев стояли в очереди на переселение из ветхого и аварийного жилья, но в администрации людям сообщили, что они больше не стоят в очереди, так как переселять их неоткуда. При этом в фонде администрации также нет муниципального жилья, чтобы хотя бы временно расселить погорельцев. Спустя полгода вопрос так и не сдвинулся с мертвой точки. 

Северомуйчанам может повезти больше, как и бурятским властям. Для правительства Бурятии пожар в Севермуйске тоже большой шанс обратить внимание Москвы на проблемы БАМа и, возможно, выбить дополнительное финансирование