В Бурятии появился еще один мощный символ буддизма

 

33 - метровое изображение Будды Шакьямуни на скале в Хоринском районе стало очередным шагом на пути к закреплению буддизма, как основной религии в Бурятии. 

 

Казалось бы, вполне очевидно, что Бурятия выделяется среди прочих регионов Российской Федерации именно наличием буддийской культуры. Несмотря на то, что приверженность к той или иной вере везде и всегда в основном зависит от национальности, а в Бурятии более 60% русского населения, буддизм давно и прочно занял здесь главенствующую роль. Но буддийские иерархи (для несведующих, в Бурятии их несколько) наперегонки предлагают все более новые символы веры, которые при этом не только укрепляют религиозные чувства граждан, но и работают в качестве туристических брендов. 

Первым в современной истории был нынешний Хамбо лама Дамба Аюшеев, который явил миру феномен нетленного тела Хамбо ламы Итигэлова. Феномен не только привлек внимание мировой общественности, «ауидиенцию» у Итигэлова получают все высокие гости Бурятии, включая президентов страны, но и положил начало так называемому институту Хамбо лам. С точки зрения религиоведения, бурятский буддизм, который проповедует традиционная Сангха под управлением Аюшеева, можно назвать новым течением, с собственными святыми, обычаями и культурными особенностями. И чем дальше, тем больше он отличается от своего родителя - буддизма тибетского, интересы которого, если можно так сказать, в Бурятии представляет Еше Лодой Ринпоче, который является духовным вдохновителем и куратором проекта 33 - метрового Будды в Баянголе.

Отличия видны даже на этом конкретном примере. Освящение изображения Будды (рамней) проходило немного не традиционно. В первую очередь в глаза бросается обилие цветов и фруктов, тогда как на бурятское обо (святое место) принято подносить мясо, причем с конечностями и головой животного (преимущественно барана), кое - где приветствуется алкоголь и т.д. 

Понятно, что буддизм той школы, к которой относится Еше Лодой Ринпоче и его последователи, среди которых много местных священнослужителей, в том числе тех, кто когда - то по тем или иным причинам вышел из Сангхи, проповедует несколько иные ценности, чем привыкли видеть в Бурятии. Например, вегетарианство и обет безбрачия. Однако, только в последнее время традиции «чистого» тибетского буддизма начали завоевывать все более широкие массы в Бурятии.

Началось это со строительства  в 2004 году дацана на Лысой горе - первой и единственной официальной резиденции Еше Лодой Ринпоче в Бурятии. Сегодня мало кто помнит, что в  90-е годы некоторое время  резиденцией ринпоче был Иволгинский дацан. Далее было строительство дацана в Тункинском районе в священной местности Бурхан Баабай. Освящать дацан в 2014 году пригласили не Хамбо ламу Аюшеева, а Еше Лодой Ринпоче. Со строительством этого дацана связано не только противостояние тогдашнего главы района Андрея Самаринова и Хамбо ламы, но и одна из первых «стычек» бурятского буддизма и тибетского. Нынешняя инициатива по украшению одного из традиционно почитаемых мест в Хоринском районе в стиле южного буддизма, доселе таких ликов Будды в Бурятии никто не делал, зато практика распространена в Тайланде и южном Китае, вполне тянет на второй эпизод в этой необъявленной войне.

Однако, удастся ли Еше лодой Ринпоче сравняться в мистификации с Хамбо Ламой, неизвестно. Напомним, что за два десятка лет Аюшееву удалось практически заново придумать или овеять тайной самый разные сакральные места в Бурятии. Кроме самой громкой мистификации с телом Итигэлова, в Бурятии очень популярен культ танцующей богини Янжимы в Баргузине. С тех пор, как Хамбо объявил это место не только священным, но и приносящим  конкретную пользу в замужестве, рождении детей или в занятии искусством, паломничество туристов со всей России к камню с неясным изображением из года в год только увеличивается. 

При этом первая легенда на основе 33 - метрового Будды уже есть. Кроме того, что это самое большое изображение Будды в стране, его авторы говорят, что оно призвано защищать Россию, поэтому его лик направлен на Запад, конкретно на Москву. Из чего следует, что сама инициатива была направлена не только на создание определенного смысла или на увеличение паствы в Бурятии, а скорее всего на укрепление своих позиций в Москве. Время нынче для иностранных граждан и организаций не спокойное, а пальму первенства буддизма в России держит не совсем дружески настроенный Хамбо лама Дамба Аюшеев, которому выпадет честь встречать путиных, медведевых, шуваловых и иже с ними. Очевидно, что тибетцы намерены эту практику изменить. 

 

Евгения Балтатарова, «Республика»

Фото и видео Сергей Тарасенко