В Бурятии в скором времени будут пересаживать донорские органы

 

Такую возможность сегодня рассматривают в минздраве республики. Открытие отделения трансплантологии, пока только по пересадке донорской почки, станет возможным, если ведомству удастся найти около 42 миллионов рублей для закупки оборудования. Как говорят специалисты, львиная доля этой суммы уйдет на лабораторию по типированию. При этом отношение к посмертному донорству, особенно среди детей, в Бурятии, как и во всей стране, неоднозначное. 

 

Вдохновителем этой идеи является профессор медицины, известный бурятский хирург Галан Дамбиевич Гунзынов. В случае, если в Бурятии удастся создать необходимые условия, бурятские врачи под руководством Галана Дамбиевича смогут помогать людям здесь в Бурятии, чтобы тем не пришлось в ожидании операции или донорского органа жить в другом регионе, например, в Москве. 

В очереди на пересадку органов в России стоят тысячи человек. Чаще всего требуется почка и печень, потом идут сердце, легкие, толстая кишка и т.д. Но большинство очередников погибает от сопутствующих заболеваний, так и не дождавшись пересадки, потому, что донорство в нашей стране тема до сих пор табуированная. Как считают специалисты, в Бурятии, например, как и в мусульманских республиках, на это влияют религиозные убеждения. В некоторых религих «потрошить» умерших нельзя, а  номинально живых, когда тело живо, но мозг мертв, тем более. Поэтому в России сегодня так бурно обсуждают недавно введенную «презумпцию согласия», когда органы у человека могут изъять, если при жизни он не запретил это сделать.  Несмотря на некоторую долю протестной истерии вокруг этого вопроса, доставание из загашников историй про врачей - потрошителей и подпольную индустрию торговли органами, Россия, тем не менее, идет дальше, разрабатывая проект по посмертному донорству среди детей от года. 

Детский организм намного слабее взрослого, поэтому, если при нахождении патологий наступает необходимость трансплантации того или иного органа, ребенок не может ждать годами как взрослый. Если ребенку нужна почка или печень, то проблем с родственным донорством обычно не возникает. Берется часть органа взрослого человека и пересаживается. Со временем, с взрослением ребенка, вырастет и орган. Сложнее, если у ребенка нет кровных родственников, и еще сложнее, если ребенку требуется цельный орган типа сердца. Разрезать его нельзя, а сердце взрослого человека пересадить ребенку невозможно, оно просто не поместится в грудную клетку. При том, что детского посмертного донорства, в отличии от того же взрослого, в России фактически нет, больные дети оказываются обречены.

Редкие случаи, когда орган можно найти за рубежом, обходятся государству и родителям в фантастические суммы. Неудивительно, в странах, где детская транспланталогия находится в лучшем состоянии, делиться с российскими детьми органами не спешат, потому, что в очереди хватает и своих соотечественников.  Исключением являтся разве, что Индия, где недавно должны были сделать операцию 6 - летнему Диме из Еравнинского района, страдавшего от дилатационной кардиомиопатии (большое сердце). К сожалению, мальчик, которого из Бурятии провожал лично глава Бурятии Вячеслав Наговицын, до операции так и не дожил. Однако, это не единственная пересадка сердца ребенку из Бурятии за последнее время. Еще одному мальчику уже из Кабанского района была сделана успешная пересадка сердца в Италии. По информации «Республики», стоимость такой операции около 4,5 миллионов рублей, включая реабилитацию. Все расходы на себя взяло государство. Решение о трансплантации за рубежом обычно принимает специальная комиссия в Москве. 

В Минздраве России понимают, что трансплантация, в том числе детская,  за рубежом не панацея. Количество нуждающихся в трансплантации органов растет, поэтому необхоимо изыскивать возможности внутри страны. 

- В прошлом году мы отправили в Москву в Федеральный научный центр трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И.Шумакова пять детишек, остро нуждающихся в пересадке жизненно важного органа- печени, - говорит заведующая нефрологическим отделением детской Республиканской клинической больницы Ирина Хамаганова. - Только один ребенок был старше 2-х лет, остальные - совсем маленькие. Донорами для четверых ребятишек выступили их близкие родственники. Маленькому мальчику из дома ребенка  пересадили часть трупной печени, а 9- летнюю девочку с поликистозом почки приняли в отделение по пересадке почки Российской детской клинической больницы, где донором для нее стал подросток.

В одном из интервью главный трансплантолог Минздрава России, руководитель ФНЦ трансплантологии и искусственных органов им. академика Шумакова Сергей Готье рассказал, что за 2015 год сделано более 80 трансплантаций печени маленьким детям. Это является своеобразным рекордом как для нашей страны, так и для мировой практики.

Маленький полуторогодовалый сирота Аюр, о котором упомянула Ирина Хамаганова, после пересадки печени был усыновлен семьей Бурдиных из Москвы. Напомним, что о судьбе мальчика после операции говорил сам Сергей Готье. «Жизнь мы мальчику спасли, а сейчас ему нужна семья» - сказал известный транплантолог в интервью СМИ. Усыновить  больного ребенка из Бурятии пожелало сразу несколько семей, в том числе и в родной республике. Но из-за особого состояния здоровья ребенка, а ему нужен постоянный уход и наблюдение в лучших клиниках, выбор пал на семью Бурдиных, у которых уже были взрослые дети. Аюр, теперь уже Бурдин, судя по постам его мамы Натальи в Фейсбуке, быстро пошел на поправку. Малыш находится в приемной семье уже почти год, он хорошо прибавил в весе, начал ходить.  Конечно, до конца жизни маленькому Аюру придется принимать специальные препараты, которые снижают иммунитет и не дают организму отторгнуть донорскую печень. По словам Натальи из-за этого Аюр не пойдет ни в садик ни в школу (возможно он будет обучаться на дому), но самое главное он жив и здоров. При этом мама ребенка положительно относится к  донорству, в том числе и посмертному, так как оно помогло спасти жизнь Аюру и сотням других детей.