Новая цыденовская элита

 
В Бурятии заканчивается формирование нового правительства, однако, несмотря на кажущееся обновление, прозрачность и конкурентность, принцип принятия кадровых решений в республике не поменялся, а может быть и усугубился.

 

Увольнять и назначать ключевых чиновников Алексей Цыденов начал задолго до вступления в должность. Так, одним из первых решений было увольнение зампреда по инфраструктуре, энергетика с большим стажем, а также самого богатого члена правительства Николая Зубарева. Объективно Зубарев находился в предпенсионном возрасте и работая в должности зампреда показал себя не с самой лучшей стороны, так что его уход был только делом времени. Напомним, что проблемы с имиджем у Зубарева, который представлял в правительстве интересы крупных сетевых и сбытовых организаций, начались после того, как чиновник позволил себе достаточно жесткие высказывания в адрес бастующих погорельцев из Северомуйска.

Блатной Мункожап

Однако истинная причина смещения Зубарева было немного иной. Такой вывод можно сделать исходя из того, что на его место пришел Мункожап Бадмаев, человек весьма далекий от энергетики и строительства, имеющий в резюме около двух месяцев стажа госслужбы в должности седьмого заместителя министра строительства республики Татарстан.

Но у Бадмаева был хороший «толкач», известно, что он долгое время проработал арт-директором известного бурятского скульптора Даши Намдакова. Последний находится в весьма неплохих отношениях с Алексеем Цыденовым. Так, например, Даши Намдаков удостоился звания народный художник республики Бурятия через пару недель после приезда Цыденова в республику. А проект Намдакова «Череп мамонта» стоимостью более 1.5 миллиарда рублей получил одобрение в правительстве Бурятии после долгих лет скитаний по кабинетам чиновников Иркутска, Татарстана и Москвы.

Тем не менее, Мункожапу Бадмаеву не удалось продержаться в должности и нескольких месяцев. Неизвестно, что стало причиной. Не справился или не захотел. Однако, Бадмаеву быстро нашли другую работу и не просто работу, а очень «кошерную» работу с сохранением должности зампреда и полагающейся зарплаты почти в 200 тысяч рублей, она существенно меньше, чем у зампреда о инфраструктуре, однако легко компенсируется своей локацией в столице нашей родины. На его место в инфраструктурном ведомстве сел директор бурятского филиала МРСК-Сибири Андрей Меделянов.

Данное покровительство мало кому известному своими профессиональными качествами человеку наводит на определенные мысли в части прозрачности и логичности принимаемых Цыденовым кадровых решений.

Московские кандидаты

Очевидно, что Мункожап Бадмаев не последний из группы малопонятных людей из Москвы, которые могут занять ведущие должности в правительстве Бурятии. Для них даже придуман специальный термин - «московские варяги», причем чаще всего это те же буряты, только давно живущие в Москве. Долгое время бурятская диаспора в Москве пыталась оказывать влияние на процессы, происходящие на малой родине, однако при Вячеславе Наговицыне, выходце из Томска, им это плохо удавалось. Единственное, что можно вспомнить – попытку провести выборы в Народный Хурал под флагами партии «Гражданская платформа». Тогда проводником между олигархом Прохоровым и Бурятией выступал известный московский бизнесмен Зорикто Саханов. Однако, закончилась эта попытка не очень успешно. Долгое время ни о Саханове, ни о других московских бурятах слышно не было, до момента назначения Алексея Цыденова.

И тут, как говорится, прорвало. Например, после увольнения министра спорта  Баира Ангурова, в прессе начали поговаривать, о том, что его место займет земляк Алексея Цыденова из Петровска-Забайкальского, московский спортивный промоутер Вячеслав Дамдинцурунов. Причем, сам Дамдинцурунов скромно предположил, что ни о каком назначении речи не идет, но если будет конкурс, он попробует принять в нем участие.

На самом деле Дамдинцурунов также является «блатным» кандидатом, как и Мункожап Бадмаев. Прошедшим летом в Бурятии ни с того ни с сего случился проект Fight nights global - турнир по смешанным единоборствам. Конечно, выступление на мероприятии тогда еще кандидата в главы Бурятии Алексея Цыденова  наверное было просто совпадением, а не предвыборной агитацией. Тем не менее, Дамдинцурунов наравне с Константином Агаловым, сыном высокопоставленного в прошлом бурятского чиновника Владимира Агалова, были организаторами турнира.

Тем временем, креативным директором компании Fight nights является старший сын пресс- секретаря президента Владимира Путина  Николай Ноулз. Песков же является давним поклонником и другом и Даши Намдакова и Зорикто Доржиева, круг замкнулся.

С вероятным кандидатом на должность министра экономики Бурятии еще интереснее. СМИ, которые конечно же обо всем узнают первыми, пишут, что скорее всего эту должность после ухода такого же незаметного министра как и Баир Ангуров Зандры Сангадиева займет 32- летний московский банкир с украинскими корнями Антон Виноградов, который не имеет стажа государственной службы и соответствующего опыта. Сегодня он трудится вице-президентом по работе с корпоративными клиентами в Алеф Банке. Любопытно, что из структур группы «Алеф» в свое время вышел бывший зампред по экономике Александр Чепик, а сам Алексей Цыденов наполовину украинец.

Ожидается, что кресло министра здравоохранения после ухода Валерия Кожевникова также займет человек  из столицы. Пока его имя не раскрывается.

Обновление по- бурятски

Несмотря на то, что правительство действительно основательно перетряхнули, некоторые посты остались нетронутыми. Да и случившиеся перестановки революционными назвать нельзя.

Например, уход в отставку первого зампреда правительства Иннокентия Егорова можно связать с его пенсионным возрастом, в любом случае он получил мандат депутата Народного Хурала и в следующем цикле может претендовать на место спикера, как старейший представитель. Руководитель администрации правительства в ранге зампреда Петр Носков, также находящийся в предпенсионном возрасте, занял должность советника при главе. Министры Ангуров и Сангадиев, которые были креатурами Егорова и Носкова тихо ушли со сцены вслед за патронами, так как никакой иной крыши не имели и на своих постах никак себя не проявили.

Министр здравоохранения Валерий Кожевников, несмотря на неплохие показатели своего ведомства, все же является ветераном, начавшим свою министерскую карьеру еще во времена Потапова. Поэтому его уход был достаточно логичен. Министр культуры Тимур Цыбиков действительно ушел по собственному желанию, так как давно уперся в бурятский потолок. Очевидно, что он будет строить дальнейшую карьеру в Москве, из которой приехал почти десять лет назад.

Непонятной при всех этих перемещениях остается только отставка зампреда по социалке Владимира Матханова, о которой он заявил в ночь выборов главы. С одной стороны Матханов получил эту должность в рамках соглашения Наговицына с его влиятельной семьей, поэтому сложение полномочий при новом главе достаточно логично. С другой - отношения клана Матхановых с Цыденовым на тот момент были более чем оптимистичные, и уход младшего Матханова из правительства случился безболезненным, с перспективами на дальнейшее председательство в Народном Хурале.

При этом на своих местах остались - зампред по сельскому хозяйству Даба-Жалсан Чирипов, министр природных ресурсов Юрий Сафьянов, министр транспорта Сергей Козлов, министр промышленности Алексей Мишенин, министр социальной защиты Татьяна Быкова, министр строительства Николай Рузавин и министр имущественных отношений Маргарита Магомедова.

Не все равны

У экспертов складывается ощущение, что не все члены правительства оказались в равных условиях. Например, чем Николай Рузавин, также никак себя не проявивший и редко показывающийся на публике, лучше, чем Ангуров или Сангадиев. Или, например, Сергей Козлов, получивший рекордное количество выговоров от Цыденова. Или Чирипов, против которого бастуют аграрии.  Или Татьяна Быкова, чье ведомство засветилось в неприятном свете прошлым летом в деле Светланы Максимовой, женщины больной СПИДом, которая искала семью для своего сына на федеральном канале.

Также бросается в глаза и то, что на какие -то министерские должности конкурс объявлен, а на какие-то нет. Например, на должность руководителя нового министерства по туризму претендует аж 42 человека, что подается в сми как дикая конкуренция  и открытые социальные лифты. Тем временем Алексей Цыденов без всяких конкурсов назначает министром образования Баира Жалсанова. Пусть Жалсанов фактически руководил ведомством больше года в ранге исполняющего обязанности, к нему достаточно много претензий, например, у министра образования и науки Бурятии нет ученой степени. Как говорят специалисты, ему трудно вести дискуссию на равных с представителями федерального ведомства.

 

Евгения Балтатарова, «Центральная газета»