Полгода жизни вместо трех дней

 

Зоозащитники Бурятии отстояли права бездомных животных, которые обойдутся казне республики в миллионы.

 

5 июля Верховный суд России обжаловал Приказ управления ветеринарии Бурятии, который устанавливал сроки содержания безнадзорных животных до усыпления. Напомним, что на это отводилось 3 дня для агрессивных животных и  до 7 дней для всех остальных.  Теперь государство должно будет содержать животных не менее полугода, в течении которого им надо будет найти дом.

Одичавшая собака

Проблема безнадзорных животных всегда стояла достаточно остро в республике и собирала вокруг себя ожесточенные дебаты и дискуссии, на одной стороне которой была гуманность по отношению к братьям нашим меньшим, на другой – безопасность самих людей. Постоянно возникали и вопросы о целевом расходовании средств, направленных на мероприятия по урегулированию численности дворняжек.

До недавнего времени, согласно приказу управления ветеринарии Бурятии, устанавливающего сроки содержания безнадзорных животных и постановления правительства республики, которое узаконивало их усыпление, 3 дня после отлова давалось тем особям, которые не идут на контакт, не берут пищи из рук человека, иначе говоря, одичавшим животным. 7 дней уготованы тем, кто на контакт все же идет.

По мнению зоозащитников, сами формулировки в приказе достаточно размытые, из-за чего под определение одичавшей собаки можно подвести любую.

- Установленные управлением ветеринарии сроки противозаконны, потому что Статья 231 ГК РФ о приобретении права собственности на безнадзорных животных устанавливает 6 месяцев содержания найденного животного, и за этот период должен быть произведен поиск хозяев, и только после истечения этого срока животное переходит во владение человека или муниципалитета, - сообщила сопредседатель общественной организации “Зоозащитники Бурятии» Наталья Филиппова, которая также отметила, что в статье ничего не говорится об усыплении. – Усыпление возможно лишь тогда, когда у животного подтвердилось бешенство. Других оснований в российском законодательстве нет.

Само усыпление было установлено в постановлении правительства РБ № 318 от 2014 года с поправками 15-го года, где в пункте 15.1 прописано, что одичавшие безнадзорные животные, которые не востребованы, подлежат данной процедуре.

Первоначальный иск в Верховный суд Бурятии, поданный зоозащитниками, удовлетворили частично, т.е. признали пункт 15.1 об усыплении безнадзорных животных противоречащим федеральному законодательству. Сам приказ оставили в силе и обосновали тем, что он распространяется на спецпитомники, которые отлавливают животных, и в это время производится обследование и вакцинация. Тогда зоозащитники обратились в Верховный суд РФ с апелляционной жалобой. В итоге суд удовлетворил ее и признал приказ незаконным.

Противоречит гражданскому кодексу?

Как писал «Номер Один» три года назад, до 2014 года существовала практика, когда собак отлавливали, стерилизовали, а затем отпускали в пригородные районы. Напомним, что согласно республиканскому закону о содержании и защите животных от 2008 года, ответственность за количество бродячих животных возложили на муниципальные власти. Также сообщалось, что такое положение не устраивает власти муниципалитетов, т.к. завезенные особи представляли опасность для людей, сбиваясь в стаи. Например, в 2011-2012-м году проходила информация от администрации города, что в Тарбагатайский район было выселено около 6 тыс. собак.

В 2013 году поселение Оронгойское и прокуратура РБ обратились в Верховный суд с иском о том, что данная практика, подкрепленная республиканским законом, противоречит федеральному. Суд постановил, что контроль над численностью относится к санитарно-эпидемиологическим мероприятиям, находясь в компетенции республиканских властей. Встречная апелляция Народного Хурала не возымела успеха, вследствие чего и был разработан закон, утвержденный в 2014-м.

Поставленным в невыгодное положение и с возложенной ответственностью за всех безнадзорных животных, властям Бурятии нужно было срочно решать образовавшуюся проблему. Закон, вышедший в 2014 году, стал своего рода методом наименьшего сопротивления: отправить с глаз долой нельзя, поэтому остается усыпить.

Однако, как утверждает Наталья Филиппова, по факту с 2008-14 годы стерилизации и выпуска властями не проводилось, так как на это просто не было средств. 

ОСВВ

Нынешнее судебное решение зоозащитники считают своей долгожданной победой.

- Мы выражаем искреннюю благодарность нашим адвокатам Светлане Томитовой и Ирине Шанаровой, которые грамотно составили исковые требования и отстаивали наши интересы и интересы животных в судах разных инстанций, – сказала Наталья Филиппова. Сами зоозащитники уже давно пытаются продвинуть методику «Отлов-Стерилизация-Вакцинация-Возврат» (ОСВВ).

- Нижний Новгород проводит отлов, вакцинацию, стерилизацию и выпуск стерилизованных животных с бирками, агрессивных держат в приютах, и у них уже есть эффект. Там заметно снизилась численность безнадзорных животных, - говорит Наталья Филиппова.

Подобная инициатива натыкается на сопротивление властей, которым она кажется как минимум сомнительной. Вокруг данной методики разгораются споры среди защитников животных, представителей власти, ветеринаров, санитарных врачей и всех заинтересованных лиц.

Одни уверенно полагают, что благодаря подобным практикам произойдет естественное состаривание популяции, в результате которой снизится количество бездомных животных. Основной пункт здесь – это проявление гуманности: любое животное имеет право на жизнь, но не имеет прав, которые могли бы его защитить от жестоких действий человека. Другие говорят о методике как о палке о двух концах, оставляющую лазейку для отмывания денег, а также о недоказанности снижения агрессии у кастрированных животных, вероятности потенциального распространения болезней, а также отставания стерилизации от темпов размножения животных.

В прошлом году заместитель председателя комитета НХ РБ по земельным вопросам, аграрной политике и потребительскому рынку Баир Гармаев отмечал спорность ОСВВ, тот факт, что проблему надо решать на более высоком законодательном уровне. Согласно чиновнику, необходим федеральный закон, по которому человек, владеющий собакой, должен нести за нее полную ответственность: прививать, обучать и проводить кастрацию или стерилизацию, платить налог. Ничего из этого в Бурятии, как и во всей России, нет.

Сейчас отловом животных занимается городской комбинат по благоустройству. Выделяющихся денег, как заявлено, хватает лишь на трое суток содержания.

Какие будут приняты меры в связи с последними событиями, неизвестно. Но здесь существуют принципиальные моменты, которые нужно учитывать: на кого возложат вакцинацию и стерилизацию бездомных животных, и куда после проведенных ветеринарных процедур их деть, учитывая, что денег в бюджете нет.

Зашли в тупик

Очевидно сейчас то, что 6 месяцев содержать бездомных животных практически нереально. Муниципальных приютов нет, а если их построят, то все равно животные будут обречены на голодную смерть. Зоозащитники, впрочем, предлагают варианты государственно-частного партнерства, согласно которым часть финансирования поступало бы в частные приюты. Сейчас по сути все приюты переполнены, животных не принимают, однако люди все равно продолжают подкидывать коробки с щенками к дверям питомников. Даже пристраивание в добрые руки неравнодушными не позволит сократить этот бесконечный поток.

На проблему следует смотреть не только с точки зрения гуманности, но и эффективности. С изменением системы отлова животных, опять же возникает риск того, как будут освоены денежные средства, а животные рискуют снова превратиться в разменную монету. Вскоре последуют обсуждения, собрания общественности для решения проблемы, новые разговоры, просьбы, обещания разобраться раз и навсегда. Но самое важное -это перестать обсуждать и принять уже решение, подкрепленное серьезными научными обоснованиями. Про опыт зарубежных стран можно говорить много, но для реализации его в России, и в частности, в Бурятии, необходимо кардинальное изменение прежде всего законодательства в этой области – касающейся человеческой ответственности за тех, кого приручили.

 

Антон Иршутов, «Центральная газета»