Бывшая суперреспублика

 
Новый глава Бурятии провозгласил курс на создание «суперреспублики», причем одной из главных основ развития называется сельское хозяйство. Эта отрасль считается у нас приоритетной и «традиционной» и ей отводится основное внимание. Однако история родного края говорит другое: в советское время в Бурятии активно строились заводы, развивалась промышленность, сельское хозяйство было лишь небольшой частью экономики.

 

Трагедия Бурятии

Бывший спикер Народного Хурала, экс-мэр Улан-Удэ Александр Лубсанов считает, что советская плановая экономика для Бурятии — это лучшее, что с ней когда-либо происходило. В Улан- Удэ и районах Бурятии работали десятки крупных заводов, мало того, вплоть до начала 90-х закладывались и строились новые гиганты промышленности.

— Сегодня только с сожалением приходится констатировать, что развал трагически повлиял в целом на экономику и, в частности, на крупные предприятия Бурятии,— говорит Александр Гомбоевич,— В СССР социалистическая экономика предусматривала развитие всех регионов, начиная с Чукотки до Калининграда.

Самое страшное, что произошло по мнению Александра Гомбоевича — это приватизация таких ценообразующих отраслей России, как топливно-энергетический комплекс, транспорт, связь, природные ресурсы и оборонная промышленность. В итоге получилось, что сегодня в соседних регионах разная тарифная ставка на электроэнергию, и мы не можем конкурировать с Иркутском ввиду их преимущества в энерготарифе.

— Сегодня мы начинаем осознавать, какую трагедию допустили. В те постсоветские времена все делалось для развала, а не для созидания. С развалом отраслей произошла резкая разница в финансовом бюджетном обеспечении. Сегодня говорить о бурном развитии промышленности в республике не приходится: дай Бог, чтобы сохранить и развить то, что есть, в первую очередь, завод металлоконструкций, ЛВРЗ и Авиазавод.

Во времена СССР промышленность Бурятии имела обширные связи по кооперации: были тысячи поставщиков материалов и комплектующих со всего Советского Союза, был огромный рынок сбыта. Когда рухнула страна, вместе с ней рухнула и финансово-банковская система. В связи с этим многие предприятия «сели». Выжили лишь единицы предприятий.

Равнение на Монголию - тупик

А сколько осталось на бумаге планов заводов и высокотехнологичных производств, канувших в лету вместе с советской эпохой? Даже в конце 80-х никто не думал, что Советский Союз развалится. Уже тогда в стране понимали, что за электроникой будущее.

— Мысль была вплоть до производства солнечных батарей, панелей для солнечной энергетики. Подключался наш бурятский научный центр. Но из-за развала СССР планы так и остались планами,— рассказал Александр Гомбоевич.— По спиртзаводскому тракту планировался моторный завод, там до сих пор корпуса стоят.

В СМИ популярным стало высказывание главы РБ Алексея Цыденова о том, что Бурятия должна стать «суперреспубликой». Но на самом деле Цыденов по сути ни- чего нового не придумал. С 30-х годов прошлого века Советский Союз уже строил суперреспублику и не оставлял эти попытки вплоть до своего развала. Об ориентации на Китай тогда речи не было: это сейчас он является высокотехнологичным центром, а в то время Поднебесная казалась большой деревней. Советский Союз был более развитым и сильным государством, а через Бурятию проходит Транссиб, и, следователь- но, открывались торговые пути во всю Азию. Можно предположить, что Улан-Удэ планировался центром этого развития. Но не сошлось.

На период правления Вячеслава Наговицына приходится расхожее мнение, что Бурятия — это сельскохозяйственная республика, и ей нужно равняться на Монголию. Теперь Бурятию со стороны так и воспринимают, будто кроме как пасти скот и баранов, здесь ничего не умеют.

Конечно, нельзя отрицать, что сельскохозяйственный сектор развивать нужно, но он не должен идти в отрыве от промышленности. А натуральное номадное животноводство, с которым не- которые часто путают сельское хозяйство — это путь в никуда. Например, объемы содержания скота, подобные тем же монгольским, нам поддержать просто нереально, да и никто не покупает здесь мясо в таком количестве. Улан-Удэ имеет гораздо более отлаженные механизмы, более совершенную институциональную базу для про- мышленных производств. Сравни- вать Бурятию с Монголией на основе лишь общих этнических корней некорректно.

Колхозное лобби

Для развития сельского хозяйства, как отрасли экономики, необходимы многоуровневые перерабатывающие производства. В Бурятии есть переработка, но очень небольшая и по сути находящаяся в отрыве от сельского хозяйства республики, потому что местное сырье неконкурентно в цене. Та же бразильская говядина, проехав через весь мир, все равно дешевле местной.

Поэтому главенствующая концепция «сельскохозяйственной республики» неверна. Бурятия всегда была промышленной, начиная с периода Советской власти. Все 90 лет существования республики — это история про- мышленного региона. И до сих пор большую часть налогов в казну республики дает промышленное предприятие — Авиационный завод.

Насаживают подобный тезис чаще всего те, кто имеет интерес в сельскохозяйственном бизнесе (который у нас прочно зависит от госсубсидий). Из этих представи- телей села чуть менее чем полностью состоит например, наш Народный Хурал. Как последствие насаждения сельскохозяйственного мировоззрения — мнение о том, что в Бурятии невозможны высокие технологии: ибо колхозники айфоны не делают.

И это в республике, где расположен один из крупнейших авиазаводов в России, и где работают в основном местные жители? Почему наши люди не могут делать и электронику? Они явно не глупы, готовы обучаться и постигать новое. Для суперреспублики у нас есть все. 

Конечно, существуют вполне объективные факторы, затрудняющие развитие региона. Но насаждение мысли о том, что Бурятия — это колхозная республика с номадным животноводством при имеющейся базе и потенциале ситуации явно не помогает. Когда сверху насаждается подобная мысль, что хочется сделать первым же делом? Собрать чемоданы и сбежать отсюда. А такого быть не должно.

 

Антон Иршутов, “Центральная газета”