К- мания захватила Бурятию

 

Республика постепенно превращается в кузницу гастарбайтеров для Южной Кореи.

 

В 2014 году между Россией и Страной утренней свежести был введен безвизовый режим. С существенными оговорками, но тем не менее. Помимо обычных туристов, желающих посмотреть Корею, отдохнуть или поправить здоровье, в страну хлынули так называемые “гастарбайтеры на 2 месяца” или туристические нелегалы. Особенной активностью отличаются жители Бурятии, для которых “туризм” в Корее стал основным видом заработка.

В новейшей истории нашей республики это уже вторая корейская волна. Лет десять назад соотечественники, особенно в деревнях, массово меняли бурятские фамилии на корейские и пытались сойти в Корее за своих. Работая в тяжелых условиях на заводах и фабриках годами, люди небольшого достатка и образования зарабатывали на приличные дома и будущее своих детей. Сегодня мотивация и условия труда те же самые, однако, разница все равно огромна.

Нынешнее бешеное увлечение Кореей создало целую индустрию, в которой существуют люди, далекие от физического труда. Столичные жители, клерки и предприниматели не считают зазорным потратить свой отпуск на корейских полях - “и страну посмотреть и денег заработать”. Преподаватели, студенты и даже мелкие чиновники не отказываются от возможности попробовать Корею на вкус.

“Если раньше в Корею ехали надолго, зная, что придется от многого отказаться, оставляли бабушкам и дедушкам детей, увольнялись с работы, то сейчас, когда ввели безвизовый режим, это стало чем - то вроде развлечения с небольшими обязательствами.  Кризис тоже сыграл роль. Торговля стоит, недвижимость стоит. Все более или менее активные граждане, которые не боятся физической работы и в ком есть дух авантюризма, ринулись в Корею”, - говорит Ольга,  руководитель одной из многочисленных контор в Улан-Удэ, занимающихся трудоустройством туристов - нелегалов в Южной Корее.

Официальную статистику о том, сколько жителей Бурятии сегодня нелегально работает в этой стране, никто дать не сможет, однако, увеличение потока можно проследить по реакции корейских властей.  Душераздирающие истории про суровую работу корейской таможни можно услышать довольно часто на страницах бурятских сми. Сегодня каждый российский турист с азиатским лицом, пересекающий границу, потенциальный нелегал. Есть у таможенников особенно любимые рейсы, в число которых входит и улан-удэнский.

В интернете можно найти массу советов от бывалых “путешественников” о том, как без проблем пройти таможню. Например, не брать рабочую одежду в багаж, выглядеть “дорого”, как турист, готовый потратить в стране энную сумму денег, а не вывести из нее. Однако, универсального решения нет.  Развернуть в аэропорту и отправить в миграционный “обезьянник” могут любого, на этот случай в соглашении между нашими странами есть специальный пункт -  отказ во въезде без объяснения причин. Все зависит от настроения таможенника.

В общем и целом,  как говорят эксперты по Корее, в стране нет фобии насчет гастарбайтеров, потому, что они не занимают трудовую нишу самих корейцев, которые предпочитают работать в офисах, и не влияют на криминогенную обстановку. А, значит, особых причин ставить на границе заслоны тоже нет. Возможно, на таможне проводится профилактическая работа, просто, чтобы жизнь не казалась медом.

Вообще, россиян, а тем более жителей Бурятии трудно назвать массовыми нелегалами. Как считает известный эксперт, собственный корреспондент “Российской газеты” в странах АТР Олег Кирьянов, основной контингент гастарбайтеров составляют китайцы (этнические корейцы из КНР), узбеки и жители Юго - Восточной Азии.

- Если с кем и бывают проблемы проблемы, то с китайцами, - говорит Олег. - Не могу сказать, что корейское общество плохо относится к гастарбайтерам. Наоборот, местные производители требуют увеличивать квоты на прием иностранных рабочих - свои хотят в офисах сидеть (у них более 70 % вузы заканчивают, они на производства или на фермы не рвутся) . Если было бы иначе, то власти Кореи уже давно бы эту лавочку прикрыли. В Корее представителей РФ немного,  а криминал среди иностранцев не такой и высокий. Когда-то были публикации вроде «преступность среди иностранцев возросла на 40 %», но тут же отмечают, что это относительные цифры, а в целом среди иностранцев преступность ниже, чем среди самих корейцев.

Любопытно, что  нелегалам из Бурятии приходится конкурировать с гастарбайтерами из СНГ: Узбекистана, Таджикистана и Казахстана. Российское законодательство позволяет жителям этих стран, не имеющих безвизового сообщения с Кореей, выезжать из России по новым правилам. И в этой конкурентной борьбе жители Бурятии, особенно клерки с высшим образованием, сильно проигрывают. Россиянам, не привыкшим к тяжелому труду и пренебрежительному отношению, очень трудно.

 

Евгения Балтатарова, “Республика”