Вещи из прошлого

 

Советский образ жизни ушел в прошлое вместе с когда-то привычными ему атрибутами

 

Молодым людям, которые родились уже после распада Советского Союза, исполнилось 26 лет, и многие реалии того времени им уже непонятны и кажутся неким анахронизмом. А ведь когда-то без таких вещей, как телефонные будки, вытрезвители и молочная кухня, жизнь простого советского гражданина представить себе было невозможно.

На прошедшей неделе пресс-служба суда опубликовала новость о том, что для- щийся несколько лет спор двух жителей Северобайкальска по поводу кладовки в многоквартирном доме, разрешен — кладовка досталась одному из них. Новость словно из далекого советского прошлого — когда- то кладовки в подвалах или в отдельных пристроях были у всех городских жителей СССР.

В Советское время люди представить себе не могли жизнь без кладовки. Для дачников это было местом для хранения всяких солений-варений. А любой хлам и ненужное барахло, которые сейчас люди смело несут на помойку, на всякий случай ютилось в импровизированных складах.

Но время уничтожило эту традицию — многие кладовки сейчас стоят заброшенными. Яркий тому пример — отдельные постройки на улице Бабушкина.

Радио-будильник

В наших домах множество коммуни- каций: санузлы, электричество, телефонная линия, интернет, кабельное ТВ. Не менее важным еще лет 20–30 назад было и проводное радио, являвшееся важной частью системы гражданской обороны и оповещения страны. Радио включалось в шесть утра звуками советского гимна, играя роль будильника, и выключалось в 12 часов ночи. Радиоточки были практически на каждой советской кухне.

Сейчас это наследие СССР по сути уже и не нужно, а приемник купишь разве что в комиссионке. Да и радио перестало играть важную роль в идеологическом противостоянии, уступив место интернету. Однако абонентское вещание до сих пор ведется в некоторых регионах страны, в том числе и в Улан-Удэ: сейчас по проводам вещают радиостанции «Радио России» и «Маяк». В счетах за коммунальные услуги отдельно идет плата за радио. Понятно, что больше всего за его сохранение ратуют пенсионеры.

Позвони мне, позвони

До повсеместного распространения мобильников единственным способом связаться друг с другом тем, у кого не было домашнего телефона, были неказистые, желто-красные будки. Чтобы позвонить, нужно было внести либо монетку, либо специальные таксофонные жетоны. Большинство поздних таксофонов работали с карточками предоплаты, которые можно было купить в газетных киосках. В 2012 году Министерство связи России решило полностью отказаться от телефонных будок. Еще один яркий пример забытых реалий недавнего прошлого — пункт междугородней телефонной связи, который сумел пережить СССР, чтобы через 10 лет проиграть в неравной борьбе с прогрессом.

В народе «межгород» чаще всего находился в одном здании с отделением почты. Помните помещение с множеством пронумерованных деревянных кабин с засте- клёнными дверями? За окошком сидел оператор, которому люди, отстояв длинную очередь, подавали бланки-заказы и оплачивали разговор. Затем снова ожидание, пока не вызовут. Ожидание везде и всегда как неизменный атрибут исчезнувшей эпохи. О качестве связи говорить не приходилось: люди кричали, переспрашивали, и часто предмет самого разговора становился достоянием всей присутствующей публики.

Трамвайная касса

Одни реалии исчезали с течением вре- мени, другие достаточно долго оставались в нашей жизни, потому как показывали себя эффективными и социально нужны- ми. Пока рано или поздно не вмешивался финансовый фактор.

Трамваи и трамвайные пути — это целиком и полностью заслуга советского времени. Но способы расчета в нем менялись постоянно. Сейчас сложно представить, что когда-то в трамвае не было кондуктора. Этому способствовало введение единого тарифа в размере 3 копеек на стоимость проезда в 80-х годах. В салоне была установлена касса, и с самого конца пассажиры передавали монетки тем, кто стоял ближе аппарату с просьбой их обилетить. Тот опускал монетки в устройство, и отрывал нужное количество. Т.к. касса сдачи не выдавала, люди в этой ситуации проявляли истинный коллективизм, рассчитываясь друг с другом, все строилось на доверии, что сложно себе представить в наше время. Сама отмена кондукторов стимулировалась властью как один из способов воспитания сознательного человека. Но количество безбилетников постоянно увеличивалось. Затем появились компостеры, которые пробивали билеты, оставляя на них дырочки. Но так как уровень недостачи стал огромным, кондуктору пришлось вернуться снова.

Молочная кухня

В СССР важным атрибутом детства яв- лялась молочная кухня. Это было учреждение общественного питания при больницах или поликлиниках, где приготавливали пищевые молочные смеси для детей грудного возраста, находящихся на искусственном вскармливании, а также больных детей по назначению педиатра. Молочная кухня была социальной программой, включавшей организацию бесплатного детского питания. Сейчас молочная кухня сохраняет- ся в регионах страны и постсоветских странах, но количество их сокращается с каждым днем. Связано это с отсутствием денег в казне, а также проблемами санитарного характера. Как альтернативу молочные смеси предлагают покупать в коммерческих сетях, но уровень доверия мам к магазинским значительно ниже. В Улан-Удэ «Молочная кухня» на ул. Борсоева закрылась в 2009 году.

Конечно, время было другое, и люди были другие. Понятно, что общественные привычки меняются благодаря прогрессу. Тем не менее, пережитки старого образа мышления, хоть и были вытеснены, но все же остались кое-где на периферии. Например, сейчас в городе уже практически не увидишь когда-то повсеместно развешанного во дворах белья. Но на ПВЗ, в Энергетике, Мясокомбинате это еще встречается в местах, где сохранились маленькие дворы, где люди живут очень давно, и где все друг друга знают. В новостройках такого себе не позволяют.

Советская действительность создала целый образ мышления, элементы которого не находят применения сегодня. То, что казалось важным, полезным и нужным, сегодня уже анахронизм. Но стоит ли жалеть о том, чего не вернуть? Тем более, когда это нам уже и не нужно.

 

Антон Иршутов, “Центральная газета”