Татьяна Думнова: “Я давно приняла решение об уходе”

Татьяна Думнова: “Я давно приняла решение об уходе”

 
Министр экономики Бурятии, с недавнего времени с приставкой «экс», дала эксклюзивное интервью “Республике”.

 

13 лет на посту, при ней сменилось два президента, прошло несколько экономических кризисов, десятки успешно реализованных проектов и миллиарды рублей привлеченных из федерального бюджета. Татьяна Думнова подводит итоги своей работы вместе с нашим изданием.

- Татьяна Гавриловна, в СМИ упорно ходят слухи о том, что вы покидаете пост министра экономики. Это действительно так? Если да, то с чем связан Ваш уход?

- На самом деле я давно приняла решение об уходе. Скорее всего, поэтому, еще с прошлого года в республиканской прессе то и дело появлялась информация на эту тему. Однако, уйти смогла только сейчас,  в 2015 году необходимо было запустить процесс по разработке Стратегии социально-экономического развития Бурятии до 2030 года. Предстояло подготовить базу, утвердить концепцию работы, запустить нормативно-правовые документы, создать и запустить экспертные площадки. Чувство локтя не позволило мне бросить министерство, коллег из правительства в такой ответственный момент. Сейчас могу отметить, что вся подготовительная работа в этом направлении выполнена, а дальнейшей работой над документом должна заниматься молодая команда, с молодым руководителем. Ведь им в будущем предстоит реализовывать Стратегию.

- Что Вам запомнилось на посту министра больше всего, какие проекты оказались самыми интересными, какие сложными?

- Моей первой работой была реализация проекта по информатизации Правительства Республики Бурятия. Результат - успешная работа информационного центра правительства. С нуля была сформирована база данных, установлена локальная сеть, создан зал заседаний правительства и Народного Хурала со всей технической начинкой и т.д. Частью этой большой работы было создание Многофункционального центра. В 2008 году мы отстояли возможность получить средства из федерального бюджета на создание в Бурятии первого Многофункционального центра. На мой взгляд, работа центра, филиалы которого сейчас открыты в каждом муниципальном образовании, значительно снизила бумажную волокиту. Если в начале пути центр предоставлял только 45 услуг, то сейчас их более 200.

Еще одним большим пластом работы было внедрение системы индикативного управления. И сегодня, когда на федеральном уровне принят закон о стратегическом планировании, у нас вся система уже внедрена и отработан процесс взаимодействия органов власти разных уровней и хозяйствующих субъектов.  

Была поставлена на рельсы работа с бизнесом: удалось открыть бизнес-инкубатор, создать Фонд поддержки предпринимательства, Гарантийный фонд, привлечь значительные средства для поддержки малого бизнеса. В 2000-х годах мы начали создавать систему госзакупок. Сегодня структура из маленького отдела превратилась в мощное Агентство.

Байкальская особо-экономическая зона – важный пункт в работе Министерства. Вместе с реализацией этого проекта шли процессы по улучшению инвестиционного климата, созданию и укреплению международных связей, проведению международных форумов, был создан Фонд регионального развития.

Не последнее место в моей работе занимала разработка и внедрение нормативно-правовой базы. Часто Министерство использовало нестандартные подходы к решению сложных задач. Конечно, приходилось сталкиваться с непониманием, доказывать правильность выбранного решения.  

-Вы пработали министром 13 лет: и при Потапове и при Наговицыне. Как менялась республика, какие проблемы были тогда, с какими сталкивается сейчас?

- Да, на этот период выпали сложные моменты: последствия кризиса 1998 года, кризис 2008 и 2013 годов. Министерство экономики разрабатывает прогнозы социально-экономического развития, а в условиях нестабильности, сложных финансово-экономических условий делать это было невероятно сложно. После первого кризиса экономика только поднималась с колен. Глубина падения тогда достигала 30 процентов. В Бурятии, как и по всей России не работали предприятия, люди не получали заработную плату, на площади Советов каждую неделю проходили митинги и акции протеста. Приходилось искать новые подходы, предлагать варианты выхода из ситуации. Как один из примеров – сохранение лесных поселков, которые повально закрывались из-за краха предприятий. Министерство разработало закон о поддержке депрессивных населенных пунктов. Спустя десяток лет, почти таким же способом решается вопрос о поддержке моногородов в России. Кстати, в ближайшее время Фонд поддержки моногородов подпишет соглашение о реализации проекта в Селенгинске Кабанского района, над этим проектом министерство экономики совместно с администрацией Кабанского района и предпринимателями работали более двух лет.

В период работы Леонида Васильевича была проблема со слабым финансированием федеральных целевых программ. Денег в стране было мало, и на регионы федеральный центр выделял их неохотно. Однако, тогда нам удалось попасть в Федеральную целевую программу по развитию Дальнего Востока и отстоять наполнение ее средствами для развития инфраструктуры в Бурятии: строительство Центра восточной медицины, Русского драмтеатра, театра оперы и балета, реконструкции взлетно-посадочной полосы аэропорта Улан-Удэ, мост через Селенгу, начало строительства автодороги Улан-Удэ-Турунтаево-Курумкан. Это финансирование стало возможным благодаря защите проекта по особо-экономической зоне, под которую и строилась инфраструктура. В эти же годы напитывался средствами Фонд поддержки предпринимательства, Гарантийный фонд встал на ноги и помог значительному количеству предпринимателей.

С 2007 года произошли значительные изменения в структуре экономики, тогда же началась реализация проектов. В это время Россия встала на ноги, и начиная с 2007 года в республику пошли деньги. В том числе запустился проект по «Байкальской гавани» и сегодняшняя критика в отношении Правительства не обоснована. Не все здесь зависит от республики. Но я думаю, что глава Бурятии Вячеслав Владимирович Наговицын доведет этот проект до конца, потому что это важно для Бурятии, и прежде всего для ее жителей.. 

Надо сказать, что в 2005 году в регионе по-новому зарождалась туристическая отрасль. Тогда в Бурятию приезжало не больше 150 тысяч человек, сейчас количество посещений в год доходит до миллиона. Конечно, все это сделано благодаря усилиям целой команды министерства, Правительства, за счет поддержки как со стороны Леонида Васильевича Потапова, так и Вячеслава Владимировича Наговицына.

Сейчас остается проблема со структурой экономики. Но это проблема не только республики, а всей России. Раньше экономика региона была интегрирована в экономическую систему страны и все работало, как один большой организм. А в момент децентрализации, ухода от плановой экономики, связывающие ниточки были отрезаны. На плаву остались только те предприятия, которые по-прежнему получают госзаказ. Переход на рыночную систему, к сожалению, не был выстроен. Однако, у нас получилось привлечь иностранный капитал в лице японского инвестора, благодаря инвесторам из Томска в Бурятии заработал свинокомплекс, прошла модернизация действующих предприятий.

Кроме того, в регионе остается острой проблема с кадрами. Даже если открыть еще один завод, нужна рабочая квалифицированная сила.

- С каким сердцем вы покидаете ведомство, которое столько лет ассоциировалось с Вашим именем?

- Я чувствую спокойствие за свой коллектив: профессиональный творческий и креативный. Это молодой коллектив, который имеет свои традиции. Сегодня они смогут разработать любой документ, в том числе Стратегию и реализовать ее. 

Несмотря на все то, что происходит в России, и кто бы, что не говорили, статистика - вещь упрямая. А она показывает, что Бурятия не снизила темпы доходной базы, мы ее увеличили в 2.5 раза относительно 2007 года.. При планировании бюджета ставка была сделана на экспорт, и мы получили доходы именно от него. Это дает возможность полностью выполнить социальные обязательства, выплачивать зарплаты и пенсии. Конечно, не надо говорить, что картина радужная. Но даже несмотря на то, что в Бурятии была страшная засуха, природные катаклизмы, большого падения не произошло и в сельском хозяйстве. Реальные денежные доходы населения не упали, не было такого всплеска инфляции. 2015 год – неплохой год для экономики Бурятии относительно других регионов России.

Та ситуация которая складывается в экономике России не настолько печальна и безрадостна. Наоборот это время возможностей, ситуация, которая только укрепляет. Мы проходили и 1998 и 2008 - кризисные годы. Самое главное, чего сейчас требует время - это создание единой команды. Я благодарю членов этой команды: моих коллег министерства экономики, бизнес, жителей Бурятия, членов Правительства Л.В.Потапова и В.В. Наговицына. Очередной виток развития очевиден и успеха добьются те, кто сумел  сконцентрировать свои силы на объединении, на создании профессиональной команды единомышленников, бесстрашных к решению сложных задач. В республике нужна такая команда единомышленников. На мой взгляд, Стратегия 2030, которая разрабатывается сейчас - это возможность объединиться независимо от политических партий и взглядов. Это возможность всем принять участие в планировании будущего Бурятии.

- Чем планируете заниматься в дальнейшем?

- О том, чем буду заниматься дальше, пока не думала. Мой рабочий день был всегда напряженным и насыщенным по 12-14 часов в день. Сейчас появилась возможность отдохнуть и посвятить время своим друзьям и близким.